Совокупность отраслей промышленности, ведущих заготовку древесины в лесах, ее обработку и переработку. В странах, где лесным ресурсам придавалось национальное экономическое значение, Л. п. возникала по мере развития лесного хозяйства как следствие технического прогресса. В России до 1917 г. Л. п. практически не существовала, хотя объем лесозаготовок в 1913 г. составлял 67 млн м3. Экономическая ситуация не требовала специализации предприятий и выделения рубки леса в самостоятельный вид деятельности. Сосредоточение лесных ресурсов в одних руках, в результате национализации всех лесов России в 1918 г., создало условия для организации Л. п. как отраслевой структуры.
Первой организацией Л. п. в России можно считать уездные лесные комитеты, подчиненные губернскому лесному комитету системы Главтопа ВСНХ (1919). В сентябре 1922 г. лесосечный фонд был изъят из ведения ВСНХ и передан Межведомственной лесосечной комиссии при Народном Комиссариате Земледелия (НКЗ), к-рой поручалось распределять его между лесопользователями.
В декабре 1929 г. было принято «Положение о советских лесных хозяйствах», к-рое вернуло все права и обязанности, связанные с лесом, в ведение ВСНХ. Именно тогда начинается развитие Л. п. России. Была предпринята попытка на базе существовавшей системы лесного хозяйства создать новую отрасль - Л. п. с эле¬ментами лесного хозяйства. В 1930 г. лесничества преобразуют в леспромхозы. Для руководства Л. п. 3 сентября 1930 г. было создано Всесоюзное объединение «Союзлеспром», преобразованное в 1931 г. в Главлеспром ВСНХ СССР.
С января 1932 г. Главлеспром ВСНХ прекратил свою деятельность на территории лесопромышленной зоны и передал лесозаготовительную, деревообрабатывающую, лесохимическую промышленность и лесное хозяйство созданному 10 января 1932 г. Наркомату лесной промышленности СССР. Вводится плата за лес на корню для всех лесозаготовителей, за исключением наркоматов здравоохранения, путей сообщения, а также лесной промышленности. Отменяется льготный и бесплатный отпуск древесины местному населению и для общественных надобностей. Наркомату лесной промышленности СССР предстояло решить сложнейшую задачу технического перевооружения Л. п., рационального размещения ее предприятий, увязанного с мощностью и качеством лесосырьевых баз, а также условиями транспортировки, подготовки инженерно-технических кадров, перестройки центрального и низового управленческого аппарата.
Восстановление страны и ее индустриализация требовали значительных финансовых затрат для закупки оборудования. Наиболее реальным источником был экспорт лесоматериалов, гл. обр., круглого леса и продукции лесопиления. Увеличение объемов экспорта требовало форсированного развития Л. п. путем наращивания заготовок самой ценной - хвойной - древесины, пригодной для лесопиления и последующего экспорта, а также для восстановления народного хозяйства, строительства жилых и производственных сооружений. В результате истощения лесов южной и центральной части Европейской России первоочередными для заготовок древесины становились леса Европейского Севера, особенно в районах, примыкающих к портам. Леса вокруг Архангельска лучше всего подходили для этих целей. Но освоению северных лесов мешал недостаток транзитных транспортных путей для размещения дополнительных производственных мощностей Л. п., что привело к увеличению объемов лесозаготовок вдоль железнодорожных магистралей и крупных рек. Из-за резко возросших планов лесозаготовок вдоль путей транспорта допускались перерубы расчетных лесосек. Это привело к организации временно действующих предприятий Л. п. с расчетом их деятельности на 20-40 лет. Создававшиеся леспромхозы вырубали конкретные массивы леса за не¬сколько лет, рабочих селили во времянки или использовали вахтовый метод лесозаготовок. После лесоразработок требовалось проведение лесовосстановительных работ, к-рые некому было осуществлять, т. к. после рубки лесных массивов леспромхоз прекращал свою деятельность и рабочих перемещали в др. точки.
В то время все спорные вопросы между Л. п. и лесным хозяйством чаще всего решались в пользу Л. п. Предприятия Л. п., обладая более мощной техникой, рубили лес, не выполняя даже элементарных требова-ний лесного хозяйства. Часто заявки предприятий Л. п. на лесосечный фонд не соответствовали их производственным мощностям, что приводило к массовому оставлению недорубов. В то же время действительно нуждавшиеся в древесине лесозаготовители не получали лесосек. Размер налога, взимаемого с оборота, определяли только фактической стоимостью реализованной лесопродукции, не принимая во внимание снижение технических качеств, а также объема отпущенной, испорченной и брошенной на месте древесины. Наконец, в системе одного и того же центрального органа (Наркомата, а затем Министерства лесной промышленности) одни предприятия получали древесину бесплатно, др. - за плату.
Согласно второму пятилетнему плану, в 1937 г. планировалось вывезти в целом 170 млн м3 деловой древесины и 83,2 млн м3 дров. Основным лесозаготовителем был Наркомат лесной промышленности (соответствен¬но 113 и 48 млн м3). Др. лесозаготовители (Наркомат путей сообщения, Союзлестяжпром и Всекооппромсоюз), вместе взятые, имели план вывозки 49,5 млн м3, а самозаготовители - 11,7 млн м3. К тому времени лесозаготовки Наркомата лесной промышленности выросли по сравнению с 1932 г. в 1,8 раз, а самозаготовителей
- почти в 2 раза. Несмотря на увеличение лесозаготовок Наркомата лесной промышленности за годы второй пятилетки в абсолютных цифрах, план остался невыполненным из-за недостатка рабочих, инженерно-технических кадров и механизмов. В 1936 г. было заготовлено 137,7 млн м3 древесины (83,6 % плана), в 1937 г. - 147 млн м3 (70 %).
Индустриализация народного хозяйства СССР требовала быстрого наращивания объемов лесозаготовок на севере европейской части России. Сплошные концентрированные рубки и механизация Л. п. были самым простым способом решения проблемы. Поэтому на вторую пятилетку в качестве основного способа рубок были приняты сплошные концентрированные лесосечные рубки, ставшие уникальным явлением развития Л. п. и лесного хозяйства. Их принципиальное отличие от остальных способов рубок состоит в том, что сплошные рубки леса на площади более 50 га резко изменяли природную среду, ландшафт, характер лесовозобновления, что приводило к образованию производных лесов, как правило, менее продуктивных. При всем разнообразии организационных форм и лесоводственных требований, первоначально предъявлявшихся к этим рубкам, их широкое применение приводило к уничтожению лесного покрова на громадных территориях, отчего намного резче, чем при др. видах рубок, изменялись все природные процессы, происходившие ранее под влиянием лесных массивов: менялись световой, воздушный, тепловой и гидрологический режимы. Вследствие этого увеличивались годичная, сезонная и суточная амплитуды температур; нарушалась динамика смены напочвенного покрова, менялся весь дальнейший ход лесообразо-вательных процессов в целом.
В последующий период происходило форсированное наращивание сплошных концентрированных рубок при постоянном росте уровня механизации труда на лесосечных работах. Но оснащение отечественной Л. п. техническими средствами шло медленно вследствие слабости отечественного лесного машиностроения: к 1940 г. трелевка была механизирована всего на 5,6 %, а валка и погрузка велись практически только вручную. Только в 1938 г. было принято решение полностью перейти на лучковые пилы. Бензиномоторные и электропилы применяли лишь на отдельных предприятиях Л. п., а их широкое практическое использование началось только после войны.
В годы Великой Отечественной войны резкое сокращение ресурсного потенциала, вследствие временной оккупации западных областей страны, при неразвитости Л. п. в большинстве районов Сибири и Дальнего Востока обусловило снижение объема лесозаготовок в целом по стране с 246 млн м3 в 1940 г. до 168 млн м3 древесины в 1945 г.
В послевоенный период Л. п. стала наращивать темпы лесозаготовок, в основном за счет увеличения объемов рубок на севере европейской части России.
С 1950-х годов началось очаговое истощение лесов европейской части страны, сопровождавшееся значительными перерубами расчетной лесосеки в ряде областей. Позднее перерубы расчетной лесосеки допускались в многолесных районах Сибири. Значительные перерубы были допущены предприятиями Архангельской, Вологодской, Иркутской, Пермской областей, республик Коми и Карелии. Следует отметить, что в многолесной зоне леса в значительной степени были истощены интенсивными промышленными рубками в пределах т. н. потребительских и лесосырьевых баз. Потребительские базы создавали для длительного обеспечения сырьем крупных предприятий Л. п. Лесосырьевые базы закреплялись за лесозаготовителями различных ведомств на длительный период освоения эксплуатационного фонда с целью создания благоприятных условий для работы лесозаготовительной промышленности.
Всего в конце 1980-х годов на территории государственного лесного фонда были закреплены 23 потребительские базы общей площадью 94,9 млн га, в т. ч. в европейской части России - 56,9 млн га.
По данным 1989 г. в лесах второй и третьей групп имелось 2349 лесосырьевых баз общей площадью 258,2 млн га. Из них 1305 (93,4 млн га) были расположены в европейской части, а 1044 (164,8 млн га) - в азиатской.
Эксплуатационные запасы лесосырьевых баз обеспечивали в среднем деятельность Л. п. в течение 35-40 лет с периодом эксплуатации лесосырьевых ресурсов по отдельным базам от 5 до 45 лет.
Сырьевые ресурсы потребительских и лесосырьевых баз были ограничены, их эксплуатация велась неравномерно, в ряде случаев с перерубом установленного отпуска древесины в одной базе за счет др. Лесному хозяйству отводилась второстепенная роль, поэтому на территории потребительских и лесосырьевых баз были полностью нарушены главные принципы лесопользования - постоянство и неистощительность.
Истощение лесосырьевой базы Л. п. обусловило необходимость перемещения значительного объема лесозаготовительных работ в многолесные районы Сибири и Дальнего Востока. Перебазирование Л. п. шло очень медленно и осложняло обеспечение потребностей народного хозяйства в древесине из-за удаленности лесозаготовителей от традиционных потребителей. Увеличивались расходы на транспортировку и доставку древесного сырья.
После разделения лесов на группы в 1943 г. в европейской части строго соблюдался запрет на рубку лесов первой группы. Поэтому там еще сохранялись спелые леса, расположенные в местах, доступных для заготовки древесины. В результате длительных дебатов (с участием ученых) Л. п. добилась от правительства разрешения на проведение в лесах первой группы т. н. лесовосстановительных рубок, преимущественно постепенных и добровольно-выборочных, к-рые предусматривали обязательное обеспечение возобновления или восстановления качественных лесов на пройденных рубками площадях. Этот опыт показал, что рубка лесов первой группы немного улучшила обеспечение местных потребностей в древесине, но не смогла решить проблему обеспечения народного хозяйства необходимыми лесоматериалами.
В многолесной зоне России, где лесхозы были объединены с леспромхозами в т. н. комплексные предприятия, лесхозы были, по сути, лесосырьевыми отделами. Фактически их основной задачей был отвод очередных лесосек для рубки в наиболее доступных местах и с высоким вы¬ходом деловой древесины. Соответственно, вся техника и все рабочие кадры лесхозов были привлечены для выполнения функций Л. п. по заготовке древесины. Однако это не повысило эффективность Л. п. и лесопользования. В целом по России к началу 1970-х годов наблюдался низкий уровень освоения предприятиями Л. п. расчетной лесосеки в лесах третьей группы (в среднем 47,8 %) из-за крайне низкого ее использования по лиственному хозяйству (всего на 16,3 %). По хвойным породам расчетная лесосека в лесах третьей группы использовалась на 60,5 %, в лесах второй группы - значительно интенсивнее: в целом уровень ее освоения составлял 95 %. Использование расчетной лесосеки в лесах первой группы составляло 59,7 %, в т. ч. по хвойным породам - 55,2 %.
Для улучшения руководства Л. п. лесопотребляющими отраслями промышленности и лесным хозяйством в 1962 г. был организован Государственный комитет Совета Министров СССР по лесной, целлюлозно-бумажной, деревообрабатывающей промышленности и лесному хозяйству, к-рый в 1963 г. был передан Госплану СССР. К тому времени тенденции развития Л. п. давно уже были негативными, особенно со второй половины 1970-х годов. Стране не хватало древесины, несмотря на мощную Л. п. Проблему пытались решать не экономическими методами, а путем разрешения Л. п. превышать годичный норматив пользования по отдельным районам. Разрешенные перерубы разрушали систему лесного хозяйства изнутри. К тому же новые отрасли промышленности - газовая и нефтяная - в связи с устойчивым ростом цен на экспортируемые энергоносители довольно быстро оттеснили Л. п. на третье место в валютных поступлениях государства. Это проявилось в снижении: а) удельного веса продукции Л. п. в валовом национальном продукте, ее доли в народном хозяйстве; б) основных фондов и капиталовложений; в) занятости в отрасли.
В конце 1980-х годов общая доля главных заготовителей леса - Минлесопрома СССР, Госкомлеса СССР и Министерства внутренних дел СССР – составляла 293,8 млн м3 (81,6 % всей заготовленной древесины). Т. н. независимые заготовители (самозаготовители) вырубали 66,2 млн м3 древесины в год. В течение 20 лет (1970-1989 гг.) вывозка древесины в целом по России оставалась на стабильно высоком уровне, но с 1990 г. наметилась тенденция к ее снижению.
С распадом СССР Министерство лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, бывшее администратором и координатором Л. п., было упразднено. Весь лесопромышленный комплекс, включая предприятия Л. п., был вовлечен в процесс разгосударствления и приватизации. В итоге сложилась ситуация, когда лесное хозяйство и Л. п. были «разведены» в разные секторы экономики: лесное хозяйство осталось в государственном сек¬торе, а предприятия Л. п. - в частном.
Для Л. п. период перехода к рыночной экономике оказался очень тяжелым и затяжным. Снижение объемов заготовок древесины предприятиями Л. п. связано с реформами 1990-х годов, приведшими к разрушению всей технологической цепочки - от лесного хозяйства к Л. п. и, далее, к переработке заготовленной древесины.
Только к 1999 г. Л. п. стала рентабельной, но уровень рентабельности составил всего 12 %. Несмотря на серьезные негативные последствия первоначального этапа перехода к рыночным отношениям, ситуация в Л. п. стабилизируется, хотя к настоящему времени используется менее половины имеющихся мощностей.
Л. п. была всегда среди важных отраслей экономики и определяла развитие социально-экономической составляющей регионов, увеличивая валютные резервы государства за счет экспорта древесины. Без эффективной Л. п. невозможно воссоздать эффективное лесное хозяйство. В настоящее время в состав Л. п. входит более 20 тыс. предприятий, в т. ч. более 3 тыс. крупных и средних, 95 % к-рых являются акционерными обществами.
По состоянию на 2004 г. продукция Л. п. занимает в структуре экономики России 5-е место по объемам внутреннего валового продукта и 4-е место по объемам экспорта. В 45 субъектах РФ продукция Л. п. составляет 10-50 % общего объема промышленной продукции соответствующих регионов.